ИКРАМ ФАЙЗУЛЛИН. ЖУРНАЛИСТ И ЧЕЛОВЕК

Икрам Гаряевич Файзуллин (1911-1989) – собственный корреспондент газеты «Зеленодольская правда», член Союза журналистов СССР.

Так получилось, что на нашем сайте, существующем с 2016 года, до сих пор не было отведено достойного места Икраму абый. Наверное, труднее всего делиться самым сокровенным и дорогим.

Родной брат моей мамы, человек, с которым я была близко знакома, всегда был очень скромен, впрочем, это черта всех Файзуллиных, несмотря на многогранность таланта и огромный вклад в культурную жизнь своего края. Они были настоящими интеллигентами. Но именно скромность стала причиной того, что имена Файзи постепенно забываются вместо того, чтобы украшать собой почётный пьедестал достижений республики.

Расскажу только один эпизод, лучше всего характеризующий Икрама абый. На мебельном комбинате, где работал дядя, каждый год сотрудникам выделялось жильё. Икрам Файзуллин двадцать лет стоял в очереди на квартиру и, наконец, стал первым в списке. Но прошло ещё несколько лет, а Икрам абый продолжал жить в квартире с подселением, где он с женой Аминой занимал одну комнату, а другую комнату занимала другая семья. Это был дом хрущёвской постройки, квартира и кухня очень маленькие. Несмотря на это соседи жили дружно, а 5 августа каждый год все родственники приезжали в Зеленодольск поздравить Амина апу с Днём рождения. Помню, что мы оставались ночевать — кто-то на кровати, другие на полу, а соседка уходила к родственникам, предоставляя нам свою комнату. На ту пору Икраму абый исполнилось шестьдесят. Почему же он до сих пор оставался без отдельной квартиры? Дело в том, что, когда в месткоме происходило обсуждение претендентов на новою квартиру, то Икрам абый неизменно уступал свою очередь какой-нибудь молодой семье, у которой родился ребёнок или которая ждала прибавления семейства. Так в течение нескольких лет Икрам абый оставался первым в очереди на квартиру, но так её и не получил. Но квартира у Файзуллиных всё же появилась. Идрис Туктаров, с которым дружил Икрам Гаряевич, решил по-своему исправить ситуацию. Идрис Ильясович Туктаров, известный татарский писатель, тоже ожидал квартиру. Когда подошла его очередь, он уступил её Икраму Файзуллину. Он сказал: «Вселяйся ты, а то так никогда и не получишь жильё. Ведь нуждающихся молодых семей много, так и будешь им уступать. А я на следующий год своё получу». Вот и правду говорят: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Новая однокомнатная квартира в такой же хрущёвке на Цветочном проезде мне хорошо запомнилась. Балкон, засаженный цветами, обращал на себя внимание, он говорил о том, что у хозяев всё хорошо. Из открытого окна доносятся звуки пианино и татарские песни. На столе чак-чак собственного приготовления, чистота и порядок. На пианино – портрет Мирхайдара Файзи и фарфоровые пагоды, привезённые Амина апой из Китая, куда она ездила со своим ансамблем на гастроли. А на душе радость от ожидания встречи с родными. Так и остался в моей памяти Зеленодольск гостеприимным городом, утопающим в зелени, цветах с живописной железнодорожной станцией «Парадная», парком с вкусным мороженым, сказочным лесом с уникальным озером. Всё это сохранилось в моей памяти, и мне бы очень хотелось, чтобы, оказавшись однажды в Зеленодольске, я не разочаровалась, увидев знакомые улицы города.

Вот такой чудесный город и такие необыкновенные люди жили в нём.

Сегодня, когда мне в руки попала старая газета со статьёй В. Шилова, я решила, что пора рассказать своим детям о дяде. Он, действительно, был таким, как о нём рассказывает автор статьи: «Многогранный и светлый, как кристалл».

Старейшего рабкора «Зеленодольской правды» отличали «жизнелюбие, азарт, способность заряжать окружающих своей энергией».

Икрам абый обладал поэтическим даром, тонко подмечал смешное в обыденном, он прекрасно рисовал, сочинял поэтические поэмы, в жизни был добрым, весёлым человеком, мог разрядить любую напряжённую ситуацию шутливым замечанием, неизменно вызывающим смех присутствовавших. Его таланту был свойственен особый «файзуллинский» юмор, лёгкий, неожиданный и добрый.

Икрам абый был внештатным корреспондентом «Зеленодольской газеты», а работал мастером на фабрике мебельного комбината.

Лично знавший Мирхайдара Файзи, Икрам абый много сделал для сохранности архива драматурга, а его имя нашло отражение в дневниках Мирхайдара абый, когда он описывал свои приезды в Шуду к брату Саетгараю.

В публикации «Шуда. Җыен» я вкратце рассказала об Икраме абый, о семье Файзуллиных, о родном доме и о родной деревне.

Икрам Гаряевич был счастливым человеком. Несмотря на то, что журналистика не была его профессией, она была его призванием, и он имел возможность реализовать свой дар. Он писал о том, что его волновало. Его перо было остро и метко, как отметил автор предлагаемой Вашему вниманию статьи, размещённой ниже. Икрам писал фельетоны и вёл культурную хронику города. К его мнению прислушивались и доверяли его художественному вкусу. Не удивительно, что Икрам Файзуллин был членом Художественного совета Дворца культуры «Родина». Его супруга Амина Шангараева (Файзуллина) работала в этом Дворце культуры, руководила ансамблем песни и танца. Поэтому, я полагаю, работа ансамбля, его гастроли и концерты были близки нашему герою.

У Икрама абый и его супруги Амина апы своих детей не было, а нас, своих племянников, они любили, дарили нам своё внимание, интересовались нашими делами и заслужили нашу ответную любовь и добрую память о себе.

В Зеленодольске, где жил и работал Икрам Файзуллин, его знали многие. Знали и уважали. Двадцать пять лет прошло с момента его ухода из жизни, но мне хочется надеяться, что есть ещё люди, которые помнят этого высокого симпатичного мужчину, который всем дарил радость. Помнят его родные, те, кому посчастливилось знать его близко, дружить с ним и работать.

Этой заметкой я хочу привлечь Ваше внимание к очень достойному представителю рода Файзи, к Икраму Файзуллину. Ниже размещаю статью, сохранившуюся в семейном архиве. Журналист, писавший эту статью, хорошо знал Икрама абый и постарался от души, тепло и искренне представить нам этого необыкновенного человека. Я рада возможности поделиться своей памятью о дяде и надеюсь получить отклики от знавших этого уникального человека, таланта, самородка, нашего любимого Икрама абый.

Статья В. Шилова «Грани любви», которая более пятидесяти лет хранилась среди фотографий в нашем архиве, вышла к 60-летнему юбилею Икрама Файзуллина 28 декабря 1971 г. в газете «Зеленодольская правда» № 207 (5235).

ХАРИС ФАЙЗИ В ТУРЦИИ

Продолжение. Начало в публикации «Автобиография без купюр — Харис Файзи. Начало пути».

В этой публикации Вы узнаете о системе образования Турции конца 19 в., о том каково было бедному шакирду из Татарстана постигать азы высшего образования на чужбине, и то, каким увидел Стамбул юноша, так целенаправленно и упорно идущий к своей цели.

В предыдущей публикации мы рассказали о нелёгком пути, который пришлось преодолеть Харису Файзи, отправившемуся из Шахмая в Стамбул за знаниями.

В повествовании от лица самого Хариса говорится, что для того, чтобы стать учёным-богословом в Турции, обычно надо было учиться 20-30 лет. Но незадолго до приезда Хариса в Стамбул в системе турецкого образования произошли революционные преобразования, были созданы учебники, позволявшие за 6-7 лет усвоить весь необходимый материал. По этой программе и суждено было учиться Харису Файзи. Плата была невысока – всего 5 грошей 60 копеек.

Взяли Хариса в первый класс, программу которого он знал. Учиться поэтому было неинтересно. Ему повезло. Случайно познакомившись с Х. Ногманом, учителем другой школы, он поделился с ним своими переживаниями, и тот помог ему перевестись в другую школу. В этой школе в основном учились крымские татары. Обучение проходило в помещении без парт. Ученики сидели на полу, скрестив ноги по-турецки. Учиться приходилось напряжённо. Надо было наверстать упущенное.

Весной того же года в школу приехали новые ученики из Татарстана – Губайдулла Буби и Фатых Карими. Все трое успешно сдали экзамены, но Харису пришлось отказаться от пансиона, т.к. он стоил больших денег – 300 рублей. Его взял к себе на квартиру учитель Хусаин. Харис должен был обслуживать его. Харис готовил еду, кипятил чайник, убирал комнаты, ходил за покупками. Это было не трудно. Зато он не платил за жильё и мог до часу ночи не гасить свет, готовясь к занятиям. Так он работал и учился. Своими стараниями он заслужил награду. В числе четырёх других лучших учеников Харис был награждён часами от Султана Гаидель Хамита. Часы простые, но памятные. Укрепилась вера в себя.

Учёба была закончена. Познакомился с членами партии «Молодые турки», читал их газету. Замалетдин Афгани, религиозный и политический деятель, советовал в Турции не оставаться: «Возвращайтесь в Россию, служите татарскому народу, татарской нации».

Подробности читайте в автобиографических записках самого Хариса Файзи, опубликованных в журнале «Безнең мирас» № 3, 2024 г. Транслитерация Раисы Шарафиевой.

ШАХМАЙ ЗНАКОМИТСЯ С ХАРИСОМ ФАЙЗИ

«Наш дом в деревне был самым красивым.» Сегодня в доме, о котором пишет в своей автобиографии Харис Файзи, размещается музей, хранящий память обо всех Файзи.Продолжить чтение

АВТОБИОГРАФИЯ БЕЗ КУПЮР — ХАРИС ФАЙЗИ. НАЧАЛО ПУТИ

Журнал «Безнең мирас» в своём январском номере (2024 г.) начал публикацию рассказа Хариса Файзи, в котором он повествует о своём жизненном пути.Продолжить чтение

ВСЕМ, КОМУ ИНТЕРЕСНО. ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ, ДОГАДКИ, ОШИБКИ И ОТКРЫТИЯ, ОЗАРЕНИЯ И ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Статья, которую я предлагаю Вашему вниманию, была написана человеком, близко к сердцу принимающим то обстоятельство, что мы ничего не знаем о родине Мирхайдара Файзи. Автор статьи проделал огромную исследовательскую работу, чтобы разобраться во многих интересующих нас вопросах. Статья написана с большой любовью к Мирхайдару Файзи, с болью за судьбу его родины. Из статьи становится понятным, куда пропал хутор Кукшель, в котором родился Мирхайдар Файзи, где деревня Жюняй, о которой он писал в своих дневниках и где жили его родные братья, и что это за деревня Мустафино и куда она исчезла.Продолжить чтение

МИРХАЙДАР ФАЙЗИ И ХУСАИНОВЫ ИЛИ ДОМ НА НАБЕРЕЖНОЙ

Недавно я рассказывала о связи Мирхайдара Файзи с родом Камаевых, и урочища Иске-Казан. Сегодня я попытаюсь пояснить, какая связь прослеживается в родословной Мирхайдара Файзи с родом миллионеров Хусаиновых.Продолжить чтение

КАМАЕВЫ И КАМАЕВО

Место, где сегодня находится музейный комплекс ИСКЕ-КАЗАН, связано с происхождением татарского драматурга Мирхайдара Файзи.Продолжить чтение