«ЛИТЕРАТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЖАУДАТА ФАЙЗИ»

В роду Файзуллиных просветительство стало традицией. Тяга к знаниям, самообразованию, профессиональное становление в сфере культуры, литературы, публицистики, театра, музыкального искусства дали импульс к просветительской работе. В ней видели смысл своей жизни и Мирхайдар Файзи, и Харис Файзи-Чистапули, и Сагит Файзуллин, и Рафгат Файзи, и Джаудат Файзи.

Джаудат Файзи сам писал о том, что стал продолжателем традиций просветительства. На его счету рецензии к постановкам оперного театра, творческие встречи с работниками предприятий, самодеятельными художественными коллективами, участие в жюри на смотрах-конкурсах, написание статей, касающихся развития татарской профессиональной музыки, изыскательская работа в области теории музыки, связанные с пентатоникой и особенностями мелоса, статьи о персоналиях музыкального мира. Много лет Джаудат Файзи посвятил вопросам песенного фольклора. Работа на радио (1939-42 гг.) тоже можно рассматривать, как один из каналов музыкальной пропаганды. За годы работы на радио им был создан цикл программ, посвящённых татарской музыке. Множество статей Джаудата Файзи касались анализа песен и жанровых особенностей оперетты. В статьях, адресованных детям, Джаудат Файзи проявил талант педагога, преподнося музыкальные знания, как увлекательную игру (поэма «Занимательные гости»).

Подробнее о литературно-просветительской деятельности Джаудата Файзи можно прочитать в статье Виктора Файзуллина.

КОДЕКС ЧЕСТИ ДЖАУДАТА ФАЙЗИ.

К 110-летию со дня рождения Джаудата Файзи.

«Почему о нём не слышно? Почему даже его 100-летний юбилей в Татарстане не был отмечен на должном уровне?» Подобные вопросы задаются довольно часто. Ответ на них кроется, возможно, в самой личности композитора, его независимом характере, принципиальной позицией по многим вопросам, расходившейся с официальным мнением. Возможно сказался пятнадцатилетний запрет на исполнение музыки Файзи. Этот негласный запрет касался трансляции по радио и телевидению, а также издания нот произведений композитора.  Запрет этот исходил из распоряжений НКВД и связан был с нескрываемым заступничеством «за Мусу Джалиля и Фатхи Бурнаша». Джаудат Файзи протестовал против признания их предателями Родины. Пропагандировал лирику Мусы Джалиля, стучась в издательства и пытаясь издать его стихи. Написанная Джаудатом Файзи опера «Красный цветок» по произведению «врага народа» Фатхи Бурнаша не увидела свет. Она так и осталась храниться в архиве композитора.

Джаудат Файзи не прятался, пытаясь скрыть свою дружбу с «врагами народа», а напротив гордился этой дружбой, не верил в предательство друзей, пытался их реабилитировать. Этим он и навлёк неприятности на свою голову. Шедший вразрез с «общепринятым» мнением, он сам вошёл в разряд изгоев. Не находя поддержки в Союзе композиторов, где все поспешили отстраниться от неудобного коллеги, Джаудат остался одинок  в своей правоте и в своём творчестве, без поддержки, без понимания. Всё, что писал, складывалось в стол. Это и опера «Красный цветок» По Фатхи Бурнашу, и балет «Кара Ахмет» по произведению Г. Тукая. Не нашлось никого, кто бы согласился написать либретто к опере «Неотосланные письма» по повести А. Кутуя. Пришлось Джаудату самому вспомнить, что он ещё и поэт. Позже искусствоведы говорили, что опера «Неотосланные письма» — вершина творчества Джаудата Файзи. Всё же, видимо, шлейф неугодности, строптивости и своеволия так и остался за принципиальным человеком и гражданином Джаудатом Файзи. Твёрдая гражданская позиция композитора больно ударила по его положению в творческих кругах. А, как говорится, один в поле не воин. Вплоть до «Хрущовской оттепели», до тех пор, как «врагов» признали героями, Джаудат оставался на обочине культурной жизни. В эти годы он с присущей ему самоотдачей предавался собиранию татарского музыкального фольклора

ФОЛЬКЛОРИСТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЖАУДАТА ФАЙЗИ

В начале 60-х обвинения сняли, Джаудату дали «зелёный свет». Но позиции одного из ведущих композиторов Татарстана была утеряны. Многих друзей за годы опалы он потерял. В 60-х гг. ему было уже за пятьдесят. Начинать всё с начала? Опять бороться за своё место под солнцем? Где взять на это силы? А жить ему оставалось всего десять лет.

Вот так был задушен талант. Он не увидел постановок своих произведений на сцене, не услышал свою музыку в исполнении оркестра. А партитуры и клавиры его произведений лежат нетронутыми в фондах Национального музея РТ уже почти пол века.

Каково ему было, чувствуя в себе нереализованные силы, рвущуюся из души музыку, быть пригвождённым обстоятельствами к креслу директора Кабинета музыкального фольклора? Огонь творчества, вдохновения, сжигающий и испепеляющий душу и не дающий покоя должен был охватить новую сферу приложения творческих сил. Не удивительно, что весь жар его души выплеснулся на эту спасительную работу. 235 народных песен вошло в его сборник «Жемчужины народные». Он, со свойственным ему азартом отдавался делу, за которое отвечал.

Его незапятнанная совесть и кураж, ведущий его по жизни помогали перенести невзгоды и оставаться человеком, о котором родные сейчас говорят: «добрый, внимательный, приветливый, «душа-человек».

Моё впечатление от личности Джаудата Файзи – это восхищение свойствами его характера: решимость, воля, целеустремлённость, уверенность в себе, кураж и смелость. Он брался за новое, ставя перед собой вопрос: «Смогу или нет?» и отвечая «Я попробую. У меня должно получиться». И у него всё получалось. Он прожил интересную жизнь полную событий и впечатлений. Он шёл неизведанными дорогами, любил жизнь, людей, встречавшихся на его жизненном пути, своих родных и близких, порой относился к жизни, как к азартной игре, при этом не забывая о кодексе чести гражданина и человека.

Мы помним Джаудата Файзи, как человека, пытавшегося влиять на ход событий. Он видел в этом свой долг и чувствовал в себе силы жить и творить так, как ему диктовали его честь и совесть. Обострённое чувство справедливости навлекало на него неприятности и вызывало усмешки. Подобно Дон Кихоту, воюющему с ветряными мельницами, он брал на себя ответственность за восстановление справедливости в отношении незаслуженно опороченных Мусы Джалиля и Фатхи Бурнаша. «Торыгыз, Мусалар!» («Вставайте, Мусы!) Так называлась одна из его песен, посвящённых погибшим на войне татарских писателях, творчества и вдохновения которых так не хватало в мирной жизни. Слова к песне написал С. Хаким.

Кайвакыт күп төрле
Уйлардан йөдисең…
Килә бер җир буйлап
Кычкырып йөрисем:
Басуда — арышлар,
Бакчада әнисләр
Өлгерде, торыгыз,
Торыгыз, Алишлар…

Кайвакыт бүлмәдән
Качасың юри син…
Килә бер җир буйлап
Кычкырып йөрисем:
Дошманнар тынмаслар,
Коялар яңадан
Кургашлар, торыгыз,
Торыгыз, Курмашлар…

Кайвакыт исним дә
Чәчәкле җил исен,
Килә бер җир буйлап
Кычкырып йөрисем:
Чәчәкләр үсәләр,
Көн саен тормышта
Сез кирәк, торыгыз,
Торыгыз, Мусалар…

Вместе с тем, сам Джаудат стал мишенью для нападок. Дело доходило до смешного. Джаудату приходилось оправдываться за своё происхождение. Его пытались опорочить, вменяя ему в вину то обстоятельство, что его отец Харис Файзи получал образование в Турции. На Джаудата приходили анонимки с обвинениями его в том, что он является «турецким» шпионом. Джаудата Харисовича вызывали в «Особый отдел», где он писал объяснительные, доказывая, что он НЕ является турецким шпионом. То обстоятельство, что Харис Файзи являлся просветителем татарского народа, автором первых учебников на татарском языке, во внимание не принималось и повод для гордости сына стал его бичом.

Мы, потомки Джаудата Файзи, хорошо осведомлены в том, что он был человеком неудобным и неугодным. Споры, твёрдая позиция в принципиальных вопросах, отстаивание своего мнения. происходили из его уверенности в собственной правоте и волевого характера.

Только человеку с такими свойствами души было дано совершить прорыв в татарской культуре, сказать новое слово в татарском театре, создав новое явление: «татарскую музыкальную комедию.

Синтез деловитости и романтизма, душевной тонкости и молодой удали воплотились в многогранном таланте, который до сих пор заставляет нас поражаться уникальности незаурядного человека, композитора, писателя и гражданина Джаудата Файзи.

Послушайте фрагмент из музыкальной комедии Джаудата Файзи «Идель буенда» («На берегу Волги»).

ФОЛЬКЛОРИСТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЖАУДАТА ФАЙЗИ

Так называется статья Виктора Файзуллина, опубликованная в журнале «Мәгариф» № 7 за  2009 г.

Статья повествует о фольклористических экспедициях, которые предпринимал Джаудат Файзи, для изысканий татарских народных песен. Большое внимание в статье уделено книге Джаудата Файзи «Жемчужины народные», в которую вошло 235 народных песен, сопровождаемых описанием истории их создания, преобразований и их первых исполнителях.

Продолжить чтение

ФОРТЕПИАНО ДЭРДМЕНДА или КТО ТАКОЙ ЗАКИР РАМИЕВ?

Мы не можем остаться в стороне от такого события, как 160-летие Поэта, чья изысканная лирика до сих пор поражает наше воображение.

Дэртменд – современник и земляк наших прадедов.

Одну из ярчайших страниц вписал в историю города Орска Закир Садыкович Рамиев.

Чтит ли Орск своего великого сына? Есть ли в городе улица Закира Рамиева? Или мемориальная доска в честь поэта, певца любви? В любом случае, орская татарская диаспора отмечает в эти дни 160-летие своего знаменитого земляка.

Что сетовать на непросвещённость нашего поколения, который не знает, чем знаменит Закир Садыкович Рамиев? Не принято было в советское время возвеличивать пусть и классика татарской литературы, но золотопромышленника. И откуда нам сегодня знать стихи, которые написал оренбургский купец первой гильдии? Хоть он и был меценатом, государственным человеком, членом государственной думы первого созыва.

Как бы то ни было, не за это мы чтим его сегодня. Мы открываем для себя его поэзию, особую философию, образность и утончённость, изящество слога и точность сравнений.

Когда были напечатаны первые стихи Дэрдменда, о нём сразу заговорили: «На литературном небосводе взошла новая звезда». Он мастерски владел пером. Ему была свойственна особая литературная интеллигентность.

Его манеру сочинительства называли совершенной, подчёркивая красоту и изящество стиля, афористичность и удивительную гармонию.

В юности Закир пробовал перо как переводчик.

Стихи начал писать уже взрослым. Стихов было немного. Он писал стихи только в редкие минуты душевного покоя.

Тонкий лиризм произведений Дэрдменда находит отклик в сердцах ценителей изящной словесности, наших современников.

1921 год унёс жизнь поэта. Его похоронили на мусульманском кладбище г. Орска. В тот же год там были похоронены отец и мать Мирхайдара Файзи, его брат и племянники. Одиннадцать человек из семьи Файзуллиных были преданы земле.  Эпидемия холеры свирепствовала в Орске после грозного наводнения реки Урал. К сожалению, кладбище, хранящее покой наших предков было сравнено с землёй в середине прошлого века.

 Где то место, куда мы можем принести им цветы и преклониться пред могилой поэта?

Оренбургская губерния, взрастившая Дэрдменда, Мирхайдара Файзи, Джаудата Файзи, Мусу Джалиля, Габдуллу Кариева, связавшая их кровными и дружескими узами воссоздаёт сегодня образы этих людей с тем, чтобы гордиться своими земляками, и, чтобы наши дети помнили о тех, кто дарил миру красоту, которой можно любоваться и в наши дни.

 1 декабря Орское общество татар провело памятный вечер, посвящённый 160-летию Закира Рамиева. А мы предлагаем Вашему вниманию статью Лирона Хамидуллина, из которой Вы можете узнать, откуда взялся этот диковинный псевдоним, где Дэрдменд учился, как складывалась его судьба. Статья Лирона Хамидуллина на татарском языке опубликована в журнале «Безнен Мирас» в ноябре 2019 г. Это материал о талантливейшем представителе татарской культуры, о котором мы с Вами должны знать.

В 2010 г. татарским книжным издательством была выпущена книга Лирона Хамидуллина Дэрдменд.

 Хочу заметить, что между Мирхайдаром Файзи и семьёй Рамиевых существует не только дружественная, но и родственная связь.

Именем Башира Рамиева, внука Дэрдменда , назван Технопарк в г. Пенза.

Сайт благодарит Рафаэля Нигматуллина за предоставленные материалы.

Не могу не добавить от своего имени следующее.

В 1921 г., когда не стало Дэрдменда, Джаудату Файзуллину, которому суждено было стать основоположником татарского музыкального театра, исполнилось одиннадцать лет. Его мать Асма апа на деньги, вырученные от продажи своих драгоценностей, приобрела фортепиано, принадлежавшее Закиру Рамиеву. Она сообщила сыновьям: «Дорожите инструментом. Это фортепиано поэта!».

Я не могу точно сказать, сам ли играл Дэрдменд на фортепиано, или приглашал для игры музыкантов, возможно, обучал своих детей… Во всяком случае, инструмент нёс на себе ореол небожительства, заставлявший относиться к нему с благоговением, а к музыке – серьёзно.

Если Вам известно об этом больше, — напишите нам в комментариях к публикации. Рады любой информации.

Диляра Мухамедьярова

Гайнавал җыры

1937 год. В Татарском театре г. Казани идёт музыкальная драма «Ташкыннар» («Потоки»). Автор пьесы – Тази Гиззат. Музыку к спектаклю написал Джаудат Файзи. Это первая его большая работа. В дальнейшем он напишет музыку к тридцати драматическим постановкам. Джаудат Файзи ещё студент Оперной студии при московской консерватории. Именно здесь он овладел мастерством композитора, позволившем ему в дальнейшем осуществить свою мечту создать татарскую музыкальную комедию или оперетту. И вновь тандем Джаудат Файзи и Тази Гиззат проявят свой талант при создании легендарных «Башмачков».

Ещё в юности Джаудат заметил, что в театр люди ходят плохо, если в спектакле мало музыки. А он видел себя в будущем драматургом. Взяв на заметку это наблюдение, он создал первое в своей жизни музыкальное оформление к собственной пьесе, которая называлась «Шестипалый». Это было в 1928 г. Спектакль прошёл с большим успехом.

Теперь, когда Джаудат сделал музыку смыслом своей жизни, он посвятил музыке в театре значительную часть своего творческого потенциала, обогатив и украсив наш национальный театр.

Однако, театральная музыка Джаудата Файзи пережила постановки, для которых была написана, и теперь живёт самостоятельной жизнью. Это не удивительно, ведь темы пьес не всегда остаются актуальными. Со дня сотворения «Ташкыннар» прошло восемьдесят лет. За это время народ пережил и войну, и смену политического строя. Другие вопросы занимают умы людей. Неизменной остаётся лишь темы человеческих отношений, любви, дружбы.

Счастливая судьба оказалась у песни Гайнавал, написанной к спектаклю.

 Тридцать лет назад мы с удовольствием слушали песню Гайнавал по радио в исполнении оперной певицы Хадичи Гиниатовой.

А сегодня юное поколение воспринимает музыку Джаудата Файзи и лирику Тази Гиззата, как современные, отвечающие настроениям молодого поколения.

Слушайте и пойте вместе с нами песню Гайнавал из драмы «Ташкыннар».

Телеграмм баганасы
Олы юлга маяк ул.
Сагынасыңмы, дип сорыйсың,
Сагынмаган кая ул.

Телеграмм баганасын
Саныйсым калган икән.
Күз керфекләрем талганчы
Карыйсым калган икән.

Безнең авыл телеграмм
Баганасын кем куйган?
Китәсем килеп китмәдем,
Туган илдән кем туйган?!

Предлагаем Вашему вниманию песню Гайнавал из драмы «Ташкыннар» в исполнении Хадичи Гиниатовой. Запись сделана на радио.

И ещё одно исполнение. Ученица ДМШ № 22 Приволжского района Сабирова Ляля, 15 лет. Класс преподавателя Абдуллиной Гульназ Талиповны.

От лица всех ценителей татарской классики выражаем благодарность учителям музыкальных школ, воспитывающих детей на лучших примерах нашей классики и воскрешающих для нас музыку Файзи.

ПОЭТЫ О ПОЭТЕ. БАШКИРСКАЯ ПОЭТЕССА МИНЗАРЯ АКУШЕВА О МИРХАЙДАРЕ ФАЙЗИ.

В стихотворении Минзари Акушевой столько любви к поэту и столько боли! Какие трепетные слова и чувства, переполняющие её сердце! Вот так же его любили женщины. Вот так же они оплакивали его после безвременного ухода из жизни, где остались невоплощённые мечты его горячего сердца. Потенциал этой невостребованной любви зажигает сегодня наши сердца, заставляя их биться сильнее и плакать на спектаклях, над стихами и рассказами Мирхайдара Файзи.

Продолжить чтение

НАСТРОЕНИЕ РЕТРО. ВЕЧЕРНИЙ ЛИРИЧЕСКИЙ КОНЦЕРТ 1969 ГОДА

Приглашаем всех любителей татарской эстрады, всех ностальгирующих музыке 60-х гг.

Внимание!

На 6-й минуте Н. Теркулова исполняет песню Джаудата Файзи «В лунный вечер».

Приятного прослушивания!