ХАШИМ ФАЙЗУЛЛИН. ИЗ ПОКОЛЕНИЯ В ПОКОЛЕНИЕ

22 июня – самый скорбный день в году. В этот день мы вспоминаем всех, кто не вернулся с войны, всех, кого ждали дома, кого любили и на кого надеялись. Мы преклоняем колени перед памятью тех, кто встал на защиту своей страны, кто оставил свой дом и ушёл воевать. Каждый второй не вернулся с поля боя. Они остались лежать на чужой земле, многие — в безымянных могилах. Счастливы те из нас, у кого на память осталась хотя бы фотография родного человека, погибшего, сгинувшего, замученного, испытавшего на себе весь ужас войны.

Файзуллин Хашим Гаряевич

Ещё пять лет тому назад я ничего не знала о Хашиме Файзуллине, брате моей мамы, кроме того, что он погиб на войне.

С того момента, как до меня стала доходить информация о дневниках Мирхайдара Файзи, образ дяди постепенно стал обогащаться новыми штрихами.

Раиса Гамировна Шарафиева, работающая в Отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н.И. Лобачевского, показала мне архив Сагита Файзуллина, старшего брата моей мамы. Среди других документов мы обнаружили фотографию Хашима в форме красноармеейца и два его письма с фронта. Одно письмо написано чернилами и текст размыт. Второе письмо написано карандашом. Его содержание рассказывает многое о его авторе. Это был человек с сильным характером, любящий, заботливый отец, человек для которого слова честь и долг были не пустыми словами.

В дневниках Мирхайдара Файзи сохранились записи, рассказывающие о дружбе Мирхайдара со своим племянником Хашимом. В письме Мирхайдара Файзи, адресованном моему деду Саетгараю, он пишет о своём последнем расставании с Хашимом. Описание этого момента и последующих переживаний достойны мастера драматургии. Друзья, как будто знали, что больше никогда не увидятся. Мирхайдару Файзи довелось дожить всего до тридцати семи лет. Хашим был моложе Мирхайдара на шестнадцать лет. В сорок пятом, когда он погиб, ему было тоже тридцать семь. Они оба верой и правдой служили отечеству, умерли молодыми, отдав Отчизне то, что должны были, каждый на своём месте. Рано ушли они из жизни, не успев сделать многого. Мирхайдару Файзи не суждено было создать семью. У Хашима осталась двенадцатилетняя дочь Сания, которую он не успел вырастить. Мама Сании умерла много раньше. Со смертью отца девочка осталась круглой сиротой.

Саида апа, Сания, Гаухарь, Икрам Файзуллины

Сейчас уже нет в живых и тёти Сони, которая могла бы рассказать об отце то, что она берегла в своём сердце. Как бы ей интересно было узнать о том, каким был её отец, как он играл на гармони, как проводил время, живя в родном доме в деревне Шуда в татарской деревне Шуда, как это описывал Мирхайдар Файзи в своих воспоминаниях.

Хашим, Фатыйма с Икрамом, Сагит, Саетгарай Файзуллины

Отец Хашима Саетгарай был новометодным муллой, а дед Ишми-Ишан – кадимистом. Они оба и их семьи подверглись жестоким репрессиям. Деда расстреляли в девятнадцатом, отец умер в двадцать седьмом. Мать была вынуждена покинуть деревню в двадцать восьмом. Она забрала младших детей, и дорога довела её до Москвы.

Сын и внук священнослужителей, Хашим, в тридцатом году вступает в колхоз, но и ему не пришлось долго оставаться в родной деревне. В ряды Красной Армии он был призван уже из Москвы, где он работал на заводе. В 1941г. он ушёл на войну.

Несколько раз Хашим был ранен, но волею судеб оставался жив.

Письмо было отправлено из Москвы. Он пишет, что на Киевском вокзале у него украли документы и вещи. Ему удалось разыскать и вернуть их, но он отстал от своей команды. Хашим радовался, что его командировали в Москву, чтобы транспортировать автомашину. Побывал дома, провёл несколько дней с дочерью. Однако, письмо было тревожным, его автора тяготили тяжёлые предчувствия. Он писал брату Сагиту: «Если я погибну, позаботьтесь о Сание. У неё больше никого нет».

Семья получила извещение о том, что Хашим «пропал без вести» 15 января 1945 г. при освобождении Польши.

А сегодня стало известно, где похоронен наш герой. Я получила ответ на свой запрос из военного архива. «Донесение о безвозвратных потерях» содержало сведения о Хашиме Гаряевиче Файзуллине. Место призыва – Сокольнический РВК, Московская область,  г.Москва, Сокольнический район. Последнее место службы 65 А 257. Воинское звание – красноармеец. Причина выбытия – убит. Первичное место захоронения – Польша, Варшавское воев, гм. Серочка, д. Збаница, восточнее 50м.

Сохранилась ли могила нашего солдата? Кто за ней ухаживает? Принесёт ли кто-нибудь ему цветы?

Четыре года войны прошёл Хашим, и был убит в Польше за четыре месяца до Победы. Никогда не вернётся он домой к своей любимой дочке.

У моей мамы Гаухарь Гаряевны Файзуллиной война отняла самых близких родных: маму и двух братьев. Отца и деда, как я уже говорила, не стало намного раньше. Мы много рассказывали на страницах нашего сайта «Все об Ишми-Ишане» об идеологических разногласиях в татарском обществе начала прошлого века (противостояние кадимистов и джадистов) и, перечеркнувшем это противостояние, атеизме. Что должен был чувствовать внук кадимиста, сын джадиста, человек, сам принадлежавший к новому племени советских людей, когда над страной нависла опасность? Мирный человек, колхозник и рабочий, как многие другие, имевшие разное происхождение, разные взгляды, коммунисты и беспартийные, сошлись в своём стремлении встать на защиту Родины, защиту жизни и свободы своих детей. И не было другого пути для людей, воспитанных в духе служения Отчизне, для которых делом чести было сражаться против общего врага, против захватчиков, нёсших смерть на родную землю.

О чём думал человек, прощаясь с жизнью под градом снарядов, лёжа на чужой земле? Успел ли подумать о чём-то важном для него, страдал ли от боли и душевных мук? Мы никогда не узнаем, как умирал наш родной человек, пролил ли кто-нибудь слезу над безвременно угасшей жизнью. Смогут ли когда-нибудь его правнуки найти место захоронения прадеда и поклониться ему?

Так много вопросов! Как на них ответить?

Старший брат моего отца, Анаса Мухамедьярова, Рашат абый тоже погиб на войне. Его дочь Асия тоже выросла без отца.

Рашат Назипович Мухамедьяров тоже был сыном репрессированного муллы. Где похоронен Рашат абый, мы не знаем. И пусть мы никогда не найдём могилы наших героев, память о них будет жить и передаваться из поколения в поколение. Не их вина, что они оставили своих детей сиротами. Они хотели и должны были жить, хотели видеть, как растут их дочери и сыновья. Они погибли, но враг не добрался до их детей. Дети выросли, у них сейчас растут внуки и правнуки. Наша молодёжь должна знать, что своей жизнью она обязана прадедам, героям, которые не раздумывая отдали свои жизни, героически защищая будущее своих детей и ещё не родившихся внуков.

Диляра Мухамедьярова

Пока нет комментариев

Комментарии