«Царский подарок» из Орского музея. (перевод страниц дневников Мирхайдара Файзи на русский язык)

Поднятая нами волна интереса к Мирхайдару Файзи заставила многих обратить внимание на имеющиеся архивы и музейные фонды. Наш интерес к дневникам и рукописям Мирхайдара Файзи передался всем, кто имеет отношение к историческим документам. Как подснежники из-под снега, то тут, то там стали появляться ценные документы.

Огромную исследовательскую работу провели работники Орского краеведческого музея. Нам были присланы фотографии дома, где жил Мирхайдар Файзи, здания медресе, где он учился. И, поистине, царским подарком стали присланные сканы дневников Мирхайдара Файзи, переведённые на русский язык. Их в восьмидесятые годы прошлого века передал в Орский музей родственник Мирхайдара некто Файзуллин. Трудно сейчас сказать, кто именно это был. Если кто-то располагает какой-либо информацией на этот счёт, будем рады связаться с Вами!

 Мы благодарим Елену Васильевну Нижник за помощь в деле сохранения и возрождения наследия Мирхайдара Файзи. Благодарим Орский краеведческий музей за организацию электронной экспозиции, посвящённой 125-летию со дня рождения Мирхайдара Файзи. http://faizy.ru/v-orskom-kraevedcheskom-muzee-otkryilas-virtualnaya-vyistavka-posvyashhennaya-125-letiyu-m-fayzi/

Национальный музей РТ тоже готовит нам подарок. Какой? А вот об этом читайте в наших следующих публикациях.

А сегодня всех интересует, какую информацию содержат присланные сканы. Эти странички повествуют об орском периоде жизни писателя. Это его детские и юношеские годы.  Ничто так откровенно и достоверно не расскажет о человеке, как его дневники. Это рассказ о том, что  он любил, о чём мечтал, в чём разочаровывался, что ценил больше всего и чего боялся.

Из детских записей мы узнаём, что с ранних лет Мирхайдар был эстетом. Яркие детские впечатления от внешнего вида дома, комнаты, мебели влияли на его отношение к месту, где находился. Он не желал жить в некрасивом месте и ценил красивое окружение. Это его качество будет проявляться на протяжении всей его жизни и сохранится до последних дней. Из записи в дневнике стало ясно, кто такой Зия Фатхи, письмо от которого сохранилось в архиве Сагита Файзуллина. Оказалось, что это учитель Мирхайдара в орской мечети Габдуллы Магази.

Трогательна история о первом знакомстве Мирхайдара с сигарой, когда наивный ребёнок, не знающий русского языка, пришёл в лавку, чтобы купить конфету, а получил «какой-то мусор, завёрнутый в чёрную бумагу, который ему пришлось бросить в печь».

Здесь представлены два метода обучения, старого и нового, от лица ребёнка, который испытал на себе и тот и другой: преимущества одного перед другим и недостатки одного из них.

Первое известие о болезни сердца повергло Мирхайдара в отчаяние. Впоследствии болезнь стала причиной того, что ему был вынесен приговор «Не годен». Эти слова были произнесены на рекрутском пункте и больно ударили по его самолюбию.

Дневники написаны, как картины из жизни, рисующие его в атмосфере того времени. «Пыльный, жаркий город» не вдохновлял его к каким-либо проявлениям активности. Его не интересовали домашние дела. «Странные» слова подростка об игре в куклы надо понимать, как первые признаки зарождения в нём актёра и режиссёра.

Удивительно, насколько детские мечты Мирхайдара стать актёром, писателем, музыкантом претворились в жизнь, как он шёл к своей цели, несмотря на все преграды и страхи. Не мог запугать его ни отцовский гнев, а впоследствии ядра и пулемётные очереди гражданской войны, заставлявшие прятаться от них в подвалах «в ожидании смерти».

Нигде мы не найдём более правдивой оценки Мирхайдаром Файзи, произошедшей в 17 году революции. Вначале это восторженное ожидание торжества справедливости: «То, что происходит – уму непостижимо! Заблистала звезда моего идеала! Я в ожидании какого-то прекрасного счастья!» (отношение к февральской революции). Тут же добавляет, что «с политикой не имеет дела». А впоследствии, после октября, он разочарованно заявляет:  «Я не способен стать революционером… Поеду в любимую деревню, обрету духовную силу и на этой почве буду служить своему народу.»

 А можете ли вы представить Мирхайдара Файзи на сенокосе в деревне, где он был счастлив, наслаждаясь крестьянским трудом? Большая шляпа, большой чёрный фартук, и коса в руках…

Своим любимым занятиям он предавался не жалея себя, несмотря на запреты врачей. Много читал, много отдавал сил творчеству.

На этих страницах запечатлено, как Мирхайдар с товарищами сказали своё слово в создании театра в Орске, как ставились спектакли под свист пролетавших снарядов, как появилась первая девушка, «украсившая собой сцену». Ею была Камиля Гумарова.

Много о чём ещё повествуют странички переведённого дневника. Это и то, как русский язык помог ему в работе отдела просвещения в Земской управе Орска, и почему он сравнивал Орский уезд с Данией, и о его нелюбви к городской жизни, верховой езде  и охоте, и о его нелюбви к собраниям, где лишь «языки оттачивают те, кто мало работает и много воюет»., о его обострённом чувстве справедливости, которое проявлялось в его отношении к нечестно поступившим людям, в т.ч. режиссёру Муртазину, испортившему одну из его пьес «взял вершки, а корешки сжёг». Этот эзопов язык навевает мысли о цензуре. Упоминание о Габдулле Кариеве очень коротко, но ёмко «раньше скрывавшийся в Сибири, остался в Орске. Мобилизован для работы в театральной труппе для постановок спектаклей».  Атмосферу того времени рисует фраза «Казаки не пришли. Ночь прошла спокойно»…

Читая дневник Мирхайдара понимаешь, что его писательский дар начал развиваться ещё в детские годы, когда он доверял бумаге пытливые наблюдения своей детской души, трогательной, нежной и очень ранимой. Таким он останется до конца своей недолгой жизни, а дар его разовьётся до гениальности. Но уже в детских записях обнаруживается его чувство юмора и  насмешливость, которая обращена, в первую очередь, на самого себя. Есть ещё одно качество личности Мирхайдара, которое прорывается сквозь запечатлённые им строки. Это та эмоциональность, которая рвала ему душу, не давая ему молчать. Именно это свойство его характера в сочетании с его тонкой душевной конституцией сделали из него великого и любимого всеми татарами писателя.

Эти страницы посвящены городу Орск. А сколько нам открытий чудных готовит перевод дневников Мирхайдара Файзи со старотатарскоай графики, общее число которых – 68 тетрадей!

Так пожелаем же всем, кто помогает нам сделать этот клад достоянием общественности, творческого вдохновения и всех благ.

 

 

Пока нет комментариев

Комментарии