СУДЬБА АРТИСТА. ВЛЮБЛЕННЫЙ В ЖИЗНЬ.

Эта статья была написана в прошлом году. К 115-летнему юбилею народного артиста Башкирии Рафгата Файзуллина (Файзи). (1904 – 1983) .Ни одно из казанских печатных изданий, куда была она предложена, этой публикацией не заинтересовалось. Зато в Уфе газета «Кызыл таң» опубликовала статью в переводе Фарида Фатхуллина. Статью на татарском языке Вы можете прочитать в публикации «Без страха и упрека». Сегодня я посвящаю эту статью 75-летию Победы в Великой отечественной войне.

1938 г.  Марьям и Рафгат Файзуллины

Уже 35 лет нет с нами этого талантливого человека. Но и сейчас его вспоминают с восхищением и любовью и в Татарстане, и в Башкортостане все, кто был с ним знаком и, кто помнит тепло его души.

Год назад, выступая на сцене Татарского академического театра им. Г. Камала в Казани, народная артистка Башкортостана и Татарстана Гульсум Исангулова произнесла трогательные слова благодарности судьбе за то, что свела её с Рафгатом Файзи. Распознав творческое дарование юной Гульсум, Рафгат Файзи, уже именитый актёр и режиссёр, посоветовал ей ехать в Москву и поступать в театральное училище им. Щепкина на татарское отделение. Рафгат абый «дал путёвку в жизнь и в профессию» талантливой девочке-подростку, потерявшей в войну обоих родителей, подарил ей уверенность в себе и надежду на будущее. Тёплые слова благодарности Рафгату Шакирзяновичу Файзуллину, произнесённые любимой актрисой, заставили меня, присутствовавшей на юбилейном вечере Гульсум Исангуловой, вспомнить, что приближается ещё одна круглая дата, 115-летний юбилей самого Рафгата Файзи.

Покорившие мое сердце

Я стала припоминать дни своего детства, когда я сама познакомилась с Рафгатом Файзуллиным, двоюродным братом моей мамы. То впечатление, которое произвёл Рафгат абый на меня, восьмилетнюю девочку, сохранилось в моём сердце на всю жизнь. Это был красивый в своей доброте мужчина средних лет, хозяин красивого дома. Меня поражало всё: и весёлость хозяина, его интеллигентность и утончённость, и необычный дизайн комнат. Это была квартира в доме на улице Ленина в Уфе.

В 1970 году мама привезла меня из Казани, чтобы показать уфимским офтальмологам, которые считались в то время лучшими в стране. Уфа произвела на меня впечатление гостеприимного города, населённого весёлыми, радушными людьми.

Сейчас, через полвека после той поездки в Уфу, образ хозяина дома стёрся из моей памяти, и осталось только ощущение добра и уюта, тепла и любви, которые окружали Рафгата абый. Он ассоциируется у меня с теми, кто окружал его, и с самой квартирой, где жила его семья и куда приходили его друзья. Это улыбающаяся и гостеприимная Марьям апа, супруга Рафгата Шакирзяновича, смешливая юная красавица Гузель, его дочь, в которую я по -детски влюбилась с первой секунды, и друг семьи, весёлый дядя Саша, без устали шутивший и смешивший меня. Позже мама мне объяснила, что это был известный татарский композитор Александр Ключарёв. Вернувшись в Казань, я долго ещё скучала и вспоминала этих замечательных людей, покоривших моё сердце добротой, красотой и весёлым нравом. Память, выхватившая детские впечатления той недели в Уфе, заставила меня отдать долг благодарности людям, подарившим мне свою любовь в те далёкие годы. Рассказывая о них, я оживляю страницы их биографии, и сама, словно, вновь встречаюсь с ними.

В 1970 г., в год нашего приезда в Уфу, Рафгат Файзуллин, работал в Башкирском театре им. М. Гафури, находившемся недалеко от его дома. Марьям апа пела в Уфимском оперном театре. Пианино было украшением дома. Впоследствии и Гузель стала музыкантом. В пору нашего знакомства я не знала, что мой дядя, необыкновенно тёплый и уютный Рафгат абый, был уже тогда знаменитым актёром и режиссёром, народным артистом БАССР. Сейчас на доме – мемориальная табличка в его честь. Народный артист – высокое звание, ставшее закономерным венцом творческого пути безусловного таланта, с детских лет преданного театру.

Эстетика Файзи

Старшее поколение Файзуллиных были эстетами. Они умели сделать свою жизнь красивой и любили жизнь, какие бы испытания она ни ставила перед ними

Только благодаря такому отношению к жизни, даже в тяжелейшее время для страны, могли появиться драматургия Мирхайдара Файзи, музыка Джаудата Файзи, и режиссура и гениальное актёрское мастерство Рафгата Файзи.

Далее я предоствляю вашему вниманию материал из архива Мидхата Файзуллина, троюродного брата Рафгата Файзи.

                          ***

Җәүдәт Фәйзинең шат җырын тынлап,

Юаттык без ярсу күңелне.

Мирхәйдәр Фәйзи драмасын карап,

Иска алабыз яшьлек гомерне.

 

Рәфгать Файзи елтыр Яго булып,

Күңелләрне телеп талпына.

Юк, ул Яго түгел, зур иҗатчы,

Янып хәзмәт итә халкына.

 

Берсе драматург,берсе артист,

Берсе җырчы- нинди унганнар.

Сәнгатьта балкый оч зур йолдыз,

Юктыр әле андый туганнар.

Со стихотворения поэта Якуба Кулмый начинается повествование о Рафгате Файзи, т.к. оно показывает его место в искусстве и в когорте прославленных родных.

Судьба — быть артистом

Рафгат Файзи был одним из тех, кто приобщился к культуре, заинтересовался искусством под влиянием Мирхайдара Файзи. Племянник драматурга Рафгат Шакирзянович Файзуллин (Файзи) ещё юношей видел на сцене спектакль «Галиябану» в Орске в постановке самого автора. Его удивила пьеса и исполнение двух ролей на этом спектакле самим Мирхайдаром. Как известно, Мирхайдар играл женщину сорока лет Галимабану и парня балагура Биктимира. Перевоплощение в таких противоположных ролях! Представляя в начале пьесы образ женщины, потом парня и в конце пьесы показаться вновь в роли женщины, казалось двенадцатилетнему Рафгату непостижимым мастерством. Постоянное общение с дядей М. Файзи и посещение всех татарских спектаклей в Орске предопределили навсегда его судьбу быть артистом и никем другим.

Рафгат Файзи родился в Оренбурге 16 августа 1904 г в семье приказчика. Его отец Шакирзян Файзуллин служил у миллионеров Хусаиновых.

Вскоре после рождения сына Рафгата Шакирзян Файзуллин переезжает под Орск близ деревни Жуняй, становится управляющим мукомольной мельницы, которая была подведомственна его отцу Мустафе Файзуллину. Живописные места предгорья Урала развили в Рафгате эстетические переживания, научили ценить прекрасное. Однако в этих местах Шакирзян с семьёй жил недолго – чувствуя нарастание слепоты, которая мешала работе, он уезжает в Орск. В форштате Орска он обосновывается в собственном доме со своей многочисленной семьёй.

Рафгат с 1912 по 1918 г. учился в местной татарской школе. В 14 лет он, окончив школу, стал работать рассыльным в татарской библиотеке. Это стало необходимым, т.к., из-за резкого снижения зрения его отец был уже нетрудоспособен. Работа в библиотеке любознательному юноше открыла широкий доступ к книгам. Он увлечённо начал читать книги и журналы, которые способствовали духовному развитию подростка. Рафгата особенно интересовали пьесы, он зачитывался ими. Читая, ясно представлял образы. Когда оставался дома один, нередко упражнялся перед зеркалом, воплощаясь в те или иные персонажи, старался стать похожим на героя пьесы и по внешности, переодеваясь и накладывая грим на лицо. Заметив эти шалости своего племянника, Мирхайдар Файзи не смеялся, а стал помогать ему, давая первые уроки сценического искусства, а в дальнейшем поручая исполнение ролей в спектаклях, которые он ставил. С установлением Советской власти в Орске, произошёл коренной перелом в культурно-просветительной жизни города. Более систематическими стали и театральные постановки. В конце 1919 года Рафгат становится суфлёром в татарской театральной группе при мусульманской секции Орского УКОМа РКП(б). Перед ним открывается большая возможность приобщения к театру, возникает желание непременно стать артистом.

Начало пути

В начале 1920 г. он одним из первых татар вступает в комсомол. Вскоре он узнаёт, что в Самаре организована драматическая студия при политуправлении Заволжского военного округа. В мае этого же года Рафгат Файзи добивается командировки в эту студию. Но возникает осложнение. Родители категорически были против того, чтобы сын шёл «недостойным» серьёзного человека путём артиста. Он советуется с дядей Мирхайдаром Файзи, который его поддержал. В Самаре Рафгат узнал, что студия ставит своей задачей подготовку артистов, в которых нуждались вновь открытые театры страны. Однако это была всего навсего студия, а не техникум или институт. Поэтому срок обучения был всего шесть месяцев, но программа была насыщенной. Татарским отделением студии заведовал уже в ту пору известный Карим Тинчурин. Одновременно с Р. Файзи учились Тази Гиззат, Уразиков и др. После успешного окончания студии молодого актёра назначают в Восточный театр Оренбурга, где он в составе труппы выступает до июня 1921 г. Труппа эта распалась в связи со вспыхнувшей эпидемией холеры. Рафгат Файзи возвращается в Орск к родителям. В Орске тоже свирепствует холера, Рафгат хоронит отца и сетрёнку. Было печальное время, но радовали встречи с дядей Мирхайдаром Файзи и актёрская работа в татарской труппе политпросвета.

С октября этого же года он был вынужден взять в руки винтовку, в связи с обострением положения в Орском уезде и стать бойцом гарнизона особого назначения.

Осенью 1922 г. его командировали в Московский коммунистический университет трудящихся Востока. Там он учился всего один год. Пришло приглашение на работу в Казань.

Казанский период

Очень заманчивым было приглашение Карима Тинчурина работать актёром в Казанском драматическом театре. Он не смог отказаться от этого приглашения, тем более в Казани в это время находился дядя Мирхайдар Файзи и его родной брат Закирзян.

В сезоне 1923-24 г.г.  Рафгат Файзи увлечённо работает в театре. В воспоминаниях Рафгата этот год запечатлён, как наиболее счастливый период в его жизни. Здесь он познаёт подлинное искусство, знакомится с миром актёров и с литераторами, куда его ввёл Мирхайдар абый.

Работая на сцене Татарского государственного театра им. Тинчурина в Казани, Рафгат Файзи понял, что у него не только недостаёт навыка, главное, нет профессиональной подготовки.

Московский период

Узнав, что объявлен конкурс для поступающих в киностудию «Новь» при Моспрофоборе, он едет в Москву. Выдерживает конкурсные экзамены и начинает проходить трёхгодичный курс обучения по актёрскому искусству в мастерской киноактёра и режиссёра В. Гардина.

В Москву к нему перебрались мать и сестрёнка Сумбуль. Возникает необходимость в укреплении материального положения. Выход был найден. В Москве начинает функционировать татарский национальный театр. Рафгат входит в труппу этого театра, постепенно становится ведущим его артистом и работает там до закрытия театра осенью 1933 г.

В Московском театре Рафгат сыграл серьёзные и сложные роли, как-то: старика Исмагила в пьесе М. Файзи «Галиябану», М. Гафури, Н. Исанбет, С Батала и др.

Московский татарский театр обслуживал не только московских зрителей, но и гастролировал во многих городах Советского Союза. Выездные спектакли ставились в Магнитогорске, Челябинске, Донбасе, Кузбасе, Харькове, Ленинграде, Перьми, Ростове -на Дону и др. Во всех этих городах рабочий люд восторженно встречал артистов. В очерках театральных критиков того времени давалась высокая оценка творческой деятельности театра.

Учёба, работа в Москве и выезды расширили кругозор и обогатили мировоззрение актёра Рафгата Файзи. Говоря о Московском периоде жизни Р. Файзи следует отметить также следующее. Всё своё свободное время, которое оставалось от учёбы и работы в театре, Рафгат посвящал знакомству со столичными театрами. Не пропускал он и мероприятия: встречи, диспуты об искусстве в клубе театральных работников. Всё это сыграло немалую роль в становлении его как актёра. Были особенно полезны и запечатлелись встречи с А. В. Луначарским в коллективах работников искусства. Это была пора становления Советского театра с освоением системы Станиславского и Немировича-Данченко. Рафгат Файзи в общей сложности прожил в Москве 11 лет. За это время многое узнал и вплотную ознакомился с деятельностью крупных мастеров театрального искусства: В. Э. Мейерхольда, Е. Б. Вахтангова и др.

После закрытия московского рабочего театра в сезоне 1933-34 гг. он едет работать по договору актёром и режиссёром в Астраханский татарский театр. Там он поставил три спектакля, сыграл немало ведущих ролей.

Уфимский период

В октябре 1934 г. по приглашению художественного руководителя Башкирского театра М. Магдеева он едет в Уфу и навсегда остаётся верным этому театру. Здесь в этом городе полностью раскрывается его актёрский талант. В башкирском театре до 1941 г. он сыграл несчётное количество ролей русской, татарской, башкирской и мировой классики.

Его называли «подлинно трагедийным мастером. Исполнение роли Яго в пьесе Шекспира «Отелло» стало его триумфом. Это воплощение актёра стало его лучшей ролью.

Какие же свойства души Рафгата Файзи помогали ему проявлять свой незаурядный талант?

Прав был Ю. Горбачёв (книга «Я счастливый человек»), характеризуя качества актёрского дарования: «актёр не может быть человеком, которого не трогают радости и беды людей, который не любит цветы, музыку, детей, который не радуется за свою землю и тому что, его окружает». Рафгат любил жизнь во всех её проявлениях, дорожил каждым прожитым днём. Жизнеутверждающей силой для него была удачно сыгранная роль, малейшее продвижение в искусстве. Но служение искусству прерывается.

Крещение огнем

В первые же месяцы Великой отечественной войны Рафгат Файзи был мобилизован и зачислен в школу снайперов, затем после её окончания отправлен на фронт. Крещение огнём он получил в боях за город Ржев. В августе 1942 г. он был ранен, но рана была лёгкая, и он остался в строю. Через три дня получил второе более серьёзное ранение в области локтевого сустава. Находился в госпитале до 11 ноября 1942 г. в г. Калинине. Находясь в хирургическом отделении, он остался верен служению искусству, силами раненых бойцов и мед. персонала подготовил для сцены пьесу «Дочь рыбака» и дал два спектакля в клубе госпиталя. Далее он вновь на фронте, участвует в боях на должности пом. командира взвода 875 стрелкового полка 158 стрелковой дивизии 39 армии.

Третье ранение случилось в декабре 42 года осколком мины в правый лучезапястный сустав. Лечился в эвакогоспиталях Калинина, Свердловска и Уфы.

Письма с фронта

Гражданственность, патриотизм, верность родине и любовь к близким Рафгата Файзи проявились в записях во фронтовых блокнотах и письмах к жене. «Тоскую по тебе, Марьям, дочурке и сестрёнке Сумбель». (1942 г.6 июня.)

«Часто вспоминаю брата Фуата. Каково ему сейчас. Узнать бы, где он воюет.

1930 г. Рафгат и Фуат Файзуллины

Вспоминал дом, вкусные обеды, прогулки в парке. Из дома нет писем. Тоскую по вам. Роем траншеи под проливным дождём.» «Сегодня с рассвета шёл тяжёлый бой. Кажется, не растерялся. Жизнь многому учит. Стрелял, кажется, метко. А из дома писем всё нет и нет. Хоть бы получить одно письмо до наступления. Очень соскучился по вам, мои дорогие. Чтобы хоть раз повидать вас я бы многое отдал. День, когда я получу письмо из дома, станет для меня праздником. Ничего другого так сильно я не желаю. До войны наши дни были светлыми, как рассвет. Если останусь живым, будем жить красиво и счастливо.»

«Мало надежды, что останусь живым, Марьям. Сердце ноет. Мы всё отступаем. Неужели так силён враг. Вместо того, чтобы заниматься искусством, стоишь перед смертью на войне. Несмотря на это, наша вера на победу огромна. После войны, когда разгромим врага, будем жить красиво! Верь этому, Марьям. Забыл сказать, на днях меня назначили командиром отделения. Короче говоря, цена джигиту возрастает. Мне присвоили звание старшего сержанта.

С раннего утра готовились к наступлению. Всю дорогу шли под артиллерийской канонадой. В красивом бору отдыхали. У ручейка умылись. Место, где мы вчера стояли, после нашего отхода немец подверг бомбёжке. Тут и там видим сожженные деревни. Однако, жизнь своё берёт. Сохранившиеся люди хлеб посеяли, картофель посадили, доят коров, продолжают жить. Ночью прошли через разрушенное село. Кое-как сложенные из полу сожженных брёвен дома. У одного из них — подростки: мальчишки и девчонки . Веселятся. Мальчик 9-10 лет хорошо играет на гармони, остальные танцуют. Жизнь продолжается».

28 июля. «Три дня уже находимся под огнём. По ту сторону речки — немцы, на этой стороне — мы.  Неделями, не раздеваясь и не разуваясь, проходит жизнь на мокрой земле. Дома такую жизнь не могли бы вынести, давно свалились бы, а здесь люди привыкают. Очевидно крепнут. Дорогу в 25-30 км. прохожу теперь без особых затруднений. Ночь прошла под проливным дождём, но день был изумительным. Ждём приказ. Что нас ожидает впереди? Написал письмо домой, вспоминал всё пережитое.»

42 г. 30 июля. «В 6 утра перешли в наступление. Вот где столпотворение. Под непрерывный огонь артиллерии, катюш заставили поплясать фашистов. Удивительная это машина. В течение двух часов огонь давал немцам жару. Уже который день наступаем по направлению города Ржева. Какой подарок немец нам преподнесёт, будет видно позднее. Пока мы не щадим их. Мне совсем не было страшно».

8 августа. С 30 июля были на передовой. Сегодня в резерве. Сколько мы повидали за эти дни! Жертв не счесть. Пока из огня вышел живым, не смотря на разрывавшиеся поблизости от меня мины и снаряды. О свистящих пулях вокруг и говорить не приходится. Насмотрелся я на ужасы войны в эти дни.

16 августа «В день своего 38 -летия получил пулевое ранение в области локтевого сустава. Нахожусь в госпитале в городе Калинине. Рука в гипсе. Грустно. Вести с фронта не радуют. Второго фронта всё ещё нет. Неужели их обещания останутся пустым пузырём? Верить американцам и англичанам всё равно, что опереться на лёд. Вот уже 22 сентября. Рана всё ещё не заживает. На фронт не отпускают. Вчера от Марьям и Сумбель получил телеграмму. Стало на душе спокойнее. Рад, что Гузаль здорова. Вечером около 8 часов немецкие стервятники стали на город сбрасывать бомбы. Полтора часа не было света.»

7 ноября: «Празднуем 25 -летие Великого Октября. «Вкусил сладость праздничных конфет. Радовался сегодня, как дитё. Питание было по праздничному меню. Если бы дали ещё хотя бы и по глотку водки… Не дали. Ночью фашисты опять были в гостях. Хотели испортить нам настроение, но мы не обращали внимание. Праздник продолжили: молодые пели и танцевали. Дети нам преподнесли носовые платки, кисеты и конверты.» 9 ноября «выходил в город. По возвращении в госпиталь получил поздравительную телеграмму и письмо от Марьям. Так порадовался, что веселился, подпрыгивая, как ребёнок. Дома обзавелись печкой. Молодцы. Наверное, теперь хорошо дочурке. А то я беспокоился, думая, как будете зимовать. Спасибо, дорогая Марьям.»

12 ноября «Выписали в воинскую часть.»

3 декабря 42 г. Рафгат Файзуллин участвовал в наступательных боях и получил ещё одно, но более тяжкое ранение в руку. Вновь очутился в госпитале в Калинине. Р.Файзуллин трижды пролил кровь в боях за Родину. Он с честью выполнил свой священный долг перед отчизной, защищая её от захватчиков. После лечения он был мобилизован и вернулся домой в Уфу. В театре его встретили, как родного. Его возвращение было большой радостью для всех.

Режиссер и педагог

Начался новый этап в его жизни. Этап служения народу своим трудом, талантом.

Не только стесненность в движениях, ограниченность пластичности после ранения, но и стремление самому создавать спектакли побудили Р.Файзи принять должность режиссёра. Его режиссёрская деятельность стала яркой страницей истории Башкирского драм. Театра. Работа мастера сцены проявилась в созданных им спектаклях. В классическом стиле были представлены пьесы «Мещане» Горького, «Дети Ванюшина «С. Найденова. Гражданским пафосом были проникнуты «Лес шумит», «Твоя звезда» Р. Нигмати,» Муса Джалиль» Н. Исанбета, «Под каштанами Праги» К. Симонова, «Одинокая берёза» М. Карима…

Рафгат Файзи является одним из основоположников национального татарского и башкирского театров. Пропагандист татарского театра, педагог, воспитавший целую плеяду талантливых и преданных театру актёров, он по праву считается одним из корифеев башкирского театрального искусства прошлых лет, стоявших у самых истоков становления национального театра, создавшим неповторимые актёрские образы. Филигранная отточенность при глубоком продуманном подходе к сути героев характеризовала работу Р. Файзи.

В 1944 г. указом президиума Верховного совета БАССР ему было присвоено почётное звание Заслуженного артиста БАССР. За участие в декаде башкирского искусства и литературы в Москве в 1955 г. он был награжден Орденом Трудового Красного Знамени.

Работа на телевидении

В 1959 г. Файзи начинает работать режиссёром башкирского телецентра. Это было новое трудное дело. Находясь у истоков башкирского телевидения, Рафгат с головой ушёл в эту работу. Дневал и ночевал в студии. Работая в телестудии 11 лет до 1971 г. он ставит трагедию «Борис Годунов» Пушкина, «Неотосланные письма» А. Кутуя, «Первый учитель» Ч. Айтматова, «Белый калфак» М. Файзи, «Американец» Тинчурина и др. пьесы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1962 г. Рафгат Файзуллин в роли Скупого рыцаря (А. С. Пушкин)

В 1964 г. указом Президиума Верховного Совета Башкирской АССР за заслуги в развитии театрального искусства и в связи с 60-летием со дня рождения Рафгату Файзи присвоено почётное звание народного артиста БАССР.

О творческой деятельности на телевидении неоднократно писали в газетах и журналах Башкирии и в центральной прессе. Однако его творчество в кино, к сожалению, не запечатлено в кино- и видеомагнитофонных лентах, за исключением короткометражного худ. фильма «Надежда» по сценарию Г. Имаева. В этом фильме, созданном на башкирской студии телевидения, Рафгат Файзи с большим мастерством сыграл роль старика. Хотя сюжет картины простой, образ, созданный Файзи, впечатляет. Два молодых человека на почтамте случайно встречаются с пожилым мужчиной. Старик просит молодых людей написать письмо сыну. Письмо написано, но тут выясняется, что адрес неизвестен. Ибо сын пропал без вести на войне. Один из героев фильма, Фарид, должен был навестить проживающую в деревне мать, но в связи с приездом любимой девушки он предпочитает остаться с ней, позабыв об ожидающей его матери. Но после встречи со стариком его потрясает тоска отца по пропавшему на войне сыну. У Фарида пробуждаются сыновьи чувства, и он на поезде уезжает к своей матери. Вот и всё. Нас радует, что хоть в этой короткометражной картине мы можем видеть Рафгата Файзи и оценить его мастерство.

В 1971 г. Файзи ушёл на заслуженный отдых, но не отошел от своего любимого дела. Он всегда интересовался делами на телестудии. Следил за продвижением молодёжи, советом и делом поддерживал молодые таланты.

В 1983 г. после продолжительной болезни Р. Файзи не стало. Его жизнь была посвящена сценическому искусству, где он достиг творческих вершин. Его деятельность оставила глубокий след в памяти людей и стала примером для последователей. Творчество Рафгата Файзи представляет неотъемлемую часть художественной культуры Татарстана и Башкортостана.

Вспоминается один памятный вечер, посвящённый Рафгату Файзи. В конце 1984 г. в Уфе Башкирским отделением театрального общества Российской Федерации было отмечено 80-летие народного артиста БАССР Рафгата Файзи. Деятели культуры, искусства и представители общественности, выступая на этом вечере, отметили его большой вклад в развитии культуры и искусства, подчёркивали также его гражданственность, как защитника родины с оружием в руках в тяжелые дни Отечества. Говорили о его личных качествах, доброте, отзывчивости, настоящей интеллигентности, которая была цементирующей основой его личности. Память о нём сохранится в сердцах тех, чья жизнь озарялась его любовью, заботой и той красотой, которую он дарил всем с театральных подмостков, будь то в Казани, Уфе, Москве, Оренбурге, Астрахани, прифронтовом госпитале, всюду, куда забрасывала его судьба Артиста.

Сайт благодарит Гульнур Файзуллину за предоставленные фотоматериалы из семейного архива.

Диляра Мухамедьярова

 

 

 

 

Пока нет комментариев

Комментарии