ШУДА В СУДЬБЕ МИРХАЙДАРА ФАЙЗИ

Журнал «Безнең мирас» № 3, 2021 г. Дневники Мирхайдара Файзи. Транслитерация Раисы Шарафиевой.

Смею выразить мнение всех, кого интересуют события, связавшие Мирхайдара Файзи с жителями дер. Шуда Балтасинского района Татарстана. Мы с нетерпением ждали, когда журнал «Безнең мирас» расскажет о следующем посещении Мирхайдаром Файзи этих мест. Предыдущий рассказ был о его приезде в 1916 г. Этот приезд повлёк за собой написание драматургом бессмертной «Галиябану». Это была публикация, подробно описывающая жизнь, быт и труд, и отдых местного населения. Рассказ включал в себя историю встречи с Ишми-Ишаном (Ишмухаметом Динмухаметовым).

В 1923 г. Мирхайдар повторил своё путешествие по значимым для него местам. Это, в первую очередь, Малмыж, где в 1916 г. умерла его родная сестра Фатыма, и, где до сих пор жив её муж Камал Музафаров. Свои впечатления о нём доверил дневникам повзрослевший драматург. Его взгляды на жизнь во многом изменились, так же, как изменилась и жизнь тех людей, с кем он вновь встретился будучи уже «пролетарским» драматургом.

Жизнь сурово обошлась и с самим Мирхайдаром, и с его родными. Приехав в Татарстан, он надеялся найти здесь утешение и вдохновение для дальнейшей жизни. Нашёл ли он ту радость, о которой мечтал, Вы сможете узнать, прочитав новые отрывки из дневниковых записей приехавшего к своим родным, тридцати двухлетнего Мирхайдара Файзи. Возмужавший и закалённый ветрами гражданской войны, он всё же с трудом постигает перемены, случившиеся в Малмыже и в Тюнтер. Революционные перемены унесли жизни одних и сломали других. Жизнь перевёрнута с ног на голову. Дом- «дворец», где совсем недавно правил всем известный священнослужитель Ишмухамет хазрат, стал вотчиной его сына Гаяна, коммуниста. Умерли от голода и болезней друзья молодости Мирхайдара, сыновья Ишмухамет хазрата Габдельхай и Нурислам.

Мы видим из повествования критическое отношение к разочаровавшему его Камалу Музафарову, который обладая большими деньгами, за столько лет не установил надгробный камень своей умершей жене Фатыме. Но не можем видеть его впечатления от рассказа о смерти Ишмухамета Динмухаметова, который был тестем его брата Саетгарая. Мы читаем только» «Выслушал рассказ о расстреле Ишми –Ишана». А ведь этот рассказ неизбежно содержал информацию о том, что вместе с ним были расстреляны ещё четырнадцать священнослужителей, среди которых – один православный служитель церкви, а остальные – имамы, служители мечетей окрестных сёл. Мирхайдар должен был услышать и то, что в ту же ночь тело расстрелянного Ишмухамет хазрата пропало из той придорожной ямы, куда оно было брошено.

Учитывая впечатлительность молодого писателя, можно только догадываться, как прошла беседа и какие мысли он доверил своему дневнику. Не секрет, что после всего, что пережил драматург в своей жизни, ровно через год после этой встречи, Мирхайдар Файзи сжёг какие-то из своих дневников, а некоторые строки просто вырезал ножницами. В то время, когда личность Ишми-Ишана подвергалось всеобщему порицанию, хуле и клеймению, эти дневники стали компрометирующими для Мирхайдара. Поэтому мы никогда не узнаем, о чём переживал поэт в те годы нравственных испытаний.

Хотя некоторые обстоятельства нахождения в Шуде, ставшие темой для серьёзного осмысления, изложенные в дневниках, сохранились и, деликатнейшим образом транслитерированные Раисой Шарафиевой, они и предложены нашему вниманию на страницах журнала «Безнең мирас».

Памятуя о том, что часть дневников была уничтожена их автором, мы должны особенно трепетно отнестись к тем сокровенным строкам, которые сохранили родные писателя, быстротечное время и Отдел рукописей и редких книг библиотеки им. Н. Лобачевского.

Сохранилось описание нравов и обычаев тех, кто жил сто лет назад в татарских деревнях в Вятской губернии (сегодня – Балтасинский р-н Татарстана).

С волнением в сердце описывал Мирхайдар игрища и народные гулянья, которые он наблюдал в Шуде и соседней деревне Кунер, отмечая, что самые красивые девушки жили в Шуде. Для них парни пели, играли на скрипке и на гармони, из-за них разыгрывались настоящие страсти.

О том, чем заканчивались невинные променады нарядных молодых пар по деревенским улочкам и окрестностям деревни, можно прочесть в размещённых ниже страницах журнала.

Шуда может гордиться тем, что имена её жителей попали на острое перо мастера описания деревенского быта. Потомки тех, о ком пишет Мирхайдар Файзи в связи с его посещением этих краёв, непременно узнают своих предков по описанию и по именам. Кто ещё может похвастаться таким художественным описанием своих прабабушек и прадедов, как это сделал Мирхайдар в тот приезд. Эти люди произвели на писателя такое впечатление, что стали прототипами удивительного рассказа «Сарвиназ», где он выразил в романтическом стиле свои собственные переживания.

Балтасинцы! Читайте о своих родных и земляках дневники Мирхайдара Файзи, которые перевела для вас со старотатарского Раиса Шарафиева.

Пока нет комментариев

Комментарии