ИЗ ИСТОРИИ: ПРОЩАНИЕ С ДЖАУДАТОМ ФАЙЗИ.

Глава из книги Мидхата Файзуллина «Джаудат Файзи».

Опубликовано ко ДНЮ ПАМЯТИ композитора.

Имя Джаудата Файзи останется в памяти народа…

Вторая половина апреля 1973 года выдалась теплой и безветренной. Земля просохла, появилась травка, набухли тополиные почки. Природа возрождалась. Все живое радовалось солнцу, теплу после долгой суровой зимы. Это была шестьдесят вторая весна Джаудата Файзи. У Джаудата Харисовича было весеннее бодрое настроение. Он был рад тому, что за три месяца этого года ему удалось сделать больше, чем за весь прошлый год. Композитор завершил книгу «Струны моей души» («Куңелем кыллары»). Это была давно начатая книга – мемуары о современниках, в следующем году были планы закончить в черновом варианте второй том мемуаров – о встречах и событиях, начиная с момента поступления в Московскую консерваторию.

26 апреля, в день рождения Габдуллы Тукая, писатели и поэты, как обычно,  собрались у его памятника около театра оперы и балета. Джаудат Харисович находился среди них. Многим запомнилось выступление, которое оказалось последним в жизни композитора. Сохранилась фотография митинга. На ней Джаудат Харисович озарен улыбкой.  Ничто не предвещало приближения рокового дня. Никто не мог предположить, что через два дня композитора не станет…

29 апреля 1973 года перестало биться сердце выдающегося композитора Джаудата Файзи.

Организация похорон была возложена на Союз композиторов Татарии. Секретарь Союза композиторов Зайнап Хайруллина известила об этом руководство республики. Вскоре некоторые из них появились в квартире усопшего. Одним из первых приехал Мусагит Фатхеевич Валеев – секретарь обкома. Он сказал: «Хоронить будем третьего мая. Если мы не предоставим народу возможность проститься с Джаудатом Файзи, то нам этого не простят». Подъехал Хасанов Мансур Хасанович – заместитель председателя Совмина.  И выразил соболезнования родным и близким.  «Джаудат ага был самым популярным композитором и писателем. Я более всех композиторов обожал его,» — были его слова.

30 апреля вечером по радио и телевидению было передано сообщение о кончине заслуженного деятеля искусств РСФСР и ТАССР, народного артиста ТАССР, лауреата Тукаевской премии Джаудата Файзи.Все эти дни народ тянулся к квартире Джаудата Харисовича. Двери не закрывались до ночи.

1 мая, после демонстрации, в 14 часов в кабинете ректора консерватории Н.Г.Жиганова состоялось заседание правительственной комиссии по вопросам организации похорон. Председатель комиссии М.Х.Хасанов, открывая заседание, сказал, что все члены комиссии должны выполнять свои обязанности без скидок на праздничные дни. Начальнику милиции города Казани была дана команда установить посты милиции по пути следования похоронного кортежа с тем, чтобы нигде не было непредвиденных остановок. Руководителю Горкомхоза было дано поручение обеспечить поливку улиц и площадей, а также тротуаров по всему маршруту траурной процессии. Учитывая возможные трудности в связи с праздничными днями, было дано указание срочно изготовить для продажи сто венков. Заместитель директора авиазавода должен был проследить за установкой ограды и временного памятника не позднее 10 часов утра третьего мая. Гортранс обязали подать не менее 25 больших автобусов к 12 часам на площадь Свободы. Это считалось явно недостаточным. Но, по заявлению ответственного лица, разместить большее количество автобусов на площадке перед воротами кладбища, было невозможно.

2 мая в газетах появился некролог об уходе в расцвете творческих сил выдающегося деятеля Советского татарского музыкального искусства Джаудата Файзи, за подписью 37 деятелей Советских и партийных органов, представителей литературы и искусства. Тут же было сообщение об организации комиссии для похорон в составе: Хасанова М.Х. (председателя), Миндубаева А.С., Мусина М.М., Жиганова Н.Г., Кадыровой А.Г., Хабибуллиной И.Х., Боголюбова М.Ф., Минского Г.М., Зиганшиной Р.А., Яруллина М.З.

Правительственной комиссией было объявлено, что похороны состоятся 3 мая 1973 года. Гроб с телом покойного будет установлен в Актовом зале Казанской государственной консерватории. Доступ к телу покойного с 10 утра до 13 часов. Гражданская панихида — с 13 часов, вынос тела — в 14 часов.

Настало 3 мая, день печали и расставания. В 9.30 усопшего, в сопровождении родных, увезли в консерваторию на соответственно убраной машине. Гроб внесли в концертный зал и поставили на на сцене на постамент, который был уставлен венками. Много венков было возложено под органом и с обеих сторон вдоль стен, т.к. у гроба они не уместились. В 10 часов в зал пустили народ для прощания с усопшим. Все места амфитеатра заполнились публикой. Непрерывно, медленно проходили люди перед сценой,в правом углу которой играло трио – две скрипки и виолончель. Игра трио чередовалась музыкой на органе. В фойе играл симфонический оркестр, которым дирижировал Натан Рахлин. Каждые 3 минуты менялся почетный караул из четырех человек в составе работников искусств, литературы, науки, рабочих и служащих заводов и фабрик.

Участие людей в проводах в последний путь общественного деятеля, поэта, композитора, труженика, является лучшим показателем того, как народ к нему относился при его жизни. В этот день нет места лицемерию, подхалимству, зависти и другим порокам. На проводах были только те, кому был дорог этот человек, память о котором они смогут сохранить.

Председатель комиссии М.Х.Хасанов открыл траурный митинг, который продолжался около часа. Потом он прервал митинг, чтобы продолжить его на кладбище и попросил народ освободить зал. В зале остались только родственники для прощания с покойным, а народ заполнил всю площадь перед консерваторией. Из консерватории сначала вышли длинной вереницей люди несущие венки и цветы. Затем под траурную музыку медленно вынесли гроб с усопшим. Гроб поставили на грузовик. У бортов машины с двух сторон были установлены стулья. Эти места заняли родственники Джаудата Файзи. Для венков были выделены два грузовика. Народ заполнил автобусы. Повсюду стояли легковые машины, ожидающие своих пассажиров.

Тронулась головная машина с начальником милиции, а за ним машина с телом покойного. За ними вслед —  два грузовика с венками и цветами, двадцать автобусов и множество легковых машин. Когда головная машина подходила к Булаку, последние машины только еще трогались с площади. Люди смотрели из окон и с балконов домов. Прохожие останавливались, провожая Джаудата Файзи в последний путь.

На кладбище тоже было много встречающих. Подходили машины, высаживались люди. Вскоре стало трудно протиснуться к могиле. Народ был всюду: между могилами, на ближайших и отдаленных аллеях. Дружинники помогали родственникам продвинуться вперед. Если бы не был установлен микрофон и репродукторы, то услышать выступающих на траурном митинге было бы невозможно. Венками и цветами была покрыта вся могила. Венки все еще прибывали. И тогда решили их возложить на могилах Сайдашева, Музафарова, Аухадеева, Вагапова. После похорон все члены правительственной комиссии, а также родственники и некоторые композиторы вернулись на осиротевшую квартиру Джаудата Харисовича Файзи. Там был накрыт стол, сидели и вспоминали последние дни. Эти воспоминания объединили всех присутствовавших. Многие высказывались о тяжелой утрате, постигшей наше искусство. Джаудат Файзи оставил неизгладимый след в культуре татарского народа.

Через год , в 1974 году, татарский поэт Махмут Хусаин издал сборник стихов, в котором одно из стихотворений он посвятил памяти композитора Джаудата Файзи.

Нет, не верится, что ты оставил нас,

Что с тобой не встретимся вовек.

Кажется, что ждешь меня сейчас,

Дорогой мой, близкий человек.

 

И, придя к тебе, переступив порог,

Я скажу: «Ты как родимый брат!..»

…Но к тебе не отыскать дорог,

Ты ушел – и нет путей назад.

 

Ты ушел мой друг – певец народный,

Нас душевной песней одарив.

Вдохновенный, страстный, благородный

Каждый твой чарующий мотив.

 

«Газинур» сухим свой держит порох,

«Соснам молодым» еще расти…

«Чайки» в волжских славятся просторах,

«Башмачки» – к бессмертию в пути.

 

«Девушка лесная» и «Подснежник» …

Как шедевр, народ их бережет.

Ты, как лебедь, несказанный – нежный,

В век грядущий свой вершишь полет.

Перевел с татарского языка Борис Нойсс. («Газинур», «Сосны молодые», «Лесная девушка», «Подснежник» —  названия песен Файзи.  «Чайки», «Башмагым» – названия музыкальных комедий Файзи.)

Книга «Джаудата Файзи» Мидхата Харисовича Файзуллина, содержащая еще много сведений о композиторе, ждет своего издателя.

2 комментария

  • Гульнур Файзуллина (Баранова)

    29.04.2020 at 09:59 Ответить

    Почувствовала себя в гуще казанцев того далекого, а, вместе с тем недалекого времени, когда от нас ушел из жизни удивительный человек: эстет, интеллектуал, профессионал во всех делах, красивый душой человек — наш дядя.

  • Киямова М

    30.04.2020 at 18:59 Ответить

    Дәвамын да укыйсы килә…

Комментарии