«ЖЕРТВА СТИХИИ» или «НЕТ ПРОРОКА В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ»

«Каков он, настоящий ислам?» — это выясняли в декабре прошлого года имамы на всероссийских курсах. Что ж, неудивительно. 70 лет вынужденного атеизма сказались на понимании его сути и тонкостей учения. Дело дошло до необходимости разъяснения сур Корана на курсах при мечетях. Неразбериха при толковании Корана берёт своё начало в начале прошлого века, когда стало возможным трактовать его кто как захочет, кому как выгодно. Это привело, в конечном счёте, к экстремизму и терроризму. А также к потере нравственных ценностей, устоев общества. Уважение к старшим, целомудрие… стали считаться устаревшими понятиями. Об этом сказал в своём выступлении Рустам Минниханов, президент РТ.

Продолжить чтение

Послание из прошлого или красивый узор?

«О, сколько нам открытий чудных

Готовит просвещенья дух…!»

Спешу предостеречь читателя, что цель написания этой статьи ни в коем случае не разбередить старые обиды и породить некий негатив в обществе. Отнюдь. Я только хотела привлечь внимание общественности к проблеме и хотя бы намётками обозначить пути её решения. В культурной жизни республики назрела чрезвычайная ситуация. Обратим же на неё наше внимание, пока ещё не поздно.

Продолжить чтение

«Две культуры в одном бульоне»

Вы когда-нибудь задумывались, почему не происходит интеграции культур народов, живущих бок о бок в нашей стране? В то время, как сплошь и рядом осуществляются смешанные браки, казалось бы, самое место для такого слияния культур. Но, нет! Этого не происходит. И в последнее время национальная обособленность стала проявляться острее. Всё сильнее обнаруживается непонимание проблем друг друга. Имеет место некая ожесточённость, когда вопрос заходит о национальном. Мы давно живём под одной крышей и разделяем много общих житейских проблем. В чём же дело? В чём корни нашей разобщённости?  Может, это давняя обида татарского народа на решение советской власти упразднить арабский алфавит, который использовали наши предки с 922 года, с момента, когда на территории нынешнего Татарстана был принят ислам. Одним движением руки в 1927 году соответствующим декретом арабский алфавит был запрещён. Вместо него был введён латинский алфавит, который по фонетическому строю лучше соответствовал татарской речи, чем кириллица. Латинский алфавит просуществовал на территории Татарстана до 1939 года. Наши бабушки пользовались арабским алфавитом. Нашим же родителям арабскую вязь в школах  не преподавали. Мы теперь имеем о ней самое смутное представление. Документы и письмена целого народа оказались для нас зашифрованными. Сейчас стоит больших усилий их расшифровать. Как бы то ни было, давление, которое ощущал на себе татарский народ в период формирования новой нации под названием «советский народ», зародило в его сердце недоверие и настороженность, если не сказать, агрессию к переменам, ущемляющим его самосознание. Отсюда и ревностное отношение к проблемам татарского языка и литературы. Язык – единственное, что сохранилось у татар в относительно целостном виде.

Продолжить чтение

МИРХАЙДАР ФАЙЗИ И ЕГО НАСЛЕДИЕ

          «Язык произведений Мирхайдара Файзи характеризуется как подлинно народный язык, наполненный лаконичным точным смыслом и эмоциями…. Своеобразный, свойственный только ему стиль, для которого характерна любовь к татарскому языку, умение видеть его выразительные возможности, благодаря которым автор виртуозно рисует жизнь и быт татарсккого крестьянина, его психологию, его душевный мир.»

          (из кандидатской диссертации «Язык драматических произведений Мирхайдара Файзи Гильманова Т.М.)

Продолжить чтение

Не читайте чужих дневников

Машина времени

Что испытывает человек, историк, филолог, когда берёт в руки, листает чужой дневник и начинает читать адресованные не ему строки чужих писем. Скорее всего, для него это обыденная рутинная работа. Испытывает ли переводчик со старотатарского тот трепет, который испытала я, внучатая племянница Мирхайдара Файзи, когда Лена Калимулловна Тазиева переводила мне слово за словом письмо Мирхайдара моему деду Саетгараю. Они были родными братьями. Погружаясь в их переписку, я, словно, перенеслась в тот далёкий, трогательный мир их отношений. Вот они молодые, красивые, полные надежд и планов. Я была рядом с ними, дышала с ними одним воздухом, чувствовала их боль и переживания.Сердце моё переполняли нежные чувства к юному Хашиму, племяннику Мирхайдара, постигающему первые шаги самостоятельной взрослой жизни. Эта любовь передалась мне через призму переживаний Мирхайдара Файзи, провожавшего его в дальний путь домой. Для меня этот опыт стал большим уроком. Как жили мои предки, чья кровь течёт в моих жилах? Что их волновало? Что испытывали они, переживая все тяготы революционных перемен, теряя одного за другим своих родных и близких? И кем был Зия Фатхи, письма от которого так ждал Мирхайдар Файзи? Ответы на все эти вопросы можно найти, погружаясь в тайны дневников и писем родных мне людей. Можно назвать большим счастьем то, что этот архив сохранился. Это произошло благодаря признанию татарским народом заслуг Мирхайдара Файзи. В этих тетрадках – жизнь наших праотцов. Можно проникнуть в прошлое, как будто некая «машина времени» переносит нас туда, в те времена, о которых мы имели очень смутное, порой извращённое представление. Знаете ли вы, как выглядел именитый Ишми Ишан? И каково было Мирхайдару выдержать аудиенцию с этим великим человеком, в присутствии которого важные персоны боялись повысить голос и сесть или встать раньше него? Такие интересные исторически чистые, правдивые заметки можно обнаружить в дневниках очевидцев тех далеких событий.

Продолжить чтение

Судьбоносные встречи

Судьбоносные встречи

Никогда не знаешь откуда придёт помощь. Кто бы мог подумать, что случайная встреча в жарком вагоне поезда, идущего на юг будет иметь для меня такие последствия.

— Нельзя ли посидеть у вашего окошка? У нас душно, — окно не открывается. Разговорились. Как обычно, стали делиться сокровенным, наболевшим. Таким наболевшим для меня был в тот момент вопрос восстановления родословной, который затруднялся тем, что сложно найти в наше время человека, владеющего навыками перевода со старотатарской письменности. А так хочется знать, какое послание оставили нам предки, сделавшие надпись на обороте семейной фотографии. И не одной. Не предполагала я тогда, что вопрос этот встанет для меня столь остро через некоторое время, когда мне удастся посетить отдел рукописей и редких книг библиотеки им. Н.И. Лобачевского при КФУ. Разбирая дневники Мирхайдара Файзи, родного брата моего деда, я откладывала письма Мирхайдара к моему дяде Сагиту, записи в дневнике по поводу смерти моего деда Саедгарая, описание родной деревни моей мамы. Что со всем этим делать? Как прочесть заветные строки? Интерес был настолько велик, что мы нашли переводчиков со старотатарского! Тайное постепенно становится явным. Нам открывается то, чем и как жили наши славные предки. Очень многое мне открылось, связанное с именем Мирхайдара Файзи. Появилась потребность поделиться своими маленькими победами, своими успехами.

Продолжить чтение